Психология

ПРЛ у детей и что с этим делать

Каждый день родители удивляются новым открытиям своего ребенка. Хоть раз при столкновении с каким-то странным «открытием», особенно, если оно повторяется затем из раза в раз, все родители задавали себе вопрос «это нормально?» Но как оценить нормальность, если речь идет о чувствах собственного ребенка?

Содержание статьи

    Как отвечать на вопрос о чувствах, если ребенок часто, громко и безутешно плачет, никогда не отпускает от себя родителя без интенсивных слез, крика или даже драки? Как оценить «норму», когда у подростка все время меняется настроение, и в отношениях с ним конфликт следует за конфликтом? И, наконец, что делать, если вы увидели порезы на теле или заметки о суициде на стене в социальных сетях своего чада?

    Статья посвящена детям, у которых проявляются все или часть из перечисленных особенностей, и тому, как им можно помочь. Речь пойдет о детях с чертами пограничного личностного расстройства, которые в силу физиологических и социальных причин нуждаются в дополнительной эмоциональной поддержке, обучении распознаванию эмоций и механизмам эмоционального контроля.

    Что такое пограничное расстройство личности?

    Пограничное расстройство личности или ПРЛ — расстройство, при котором нарушена способность формировать и поддерживать стабильные межличностные отношения, образ «Я», проявляется выраженная эмоциональная неустойчивость и импульсивность.

    Первые проявления ПРЛ могут появиться уже в возрасте до полутора лет в виде пугливости, малоподвижности, страха тактильного контакта; от полутора до трех лет стоит обратить внимание на разнообразные фобии, в некоторых случаях с готовностью к агрессивным реакциям; дети от четырех лет и старше уже демонстрируют расстройство поведения. В этом случае ребенок остро реагирует на ситуации, которые окружающим кажутся обыденными и безопасными: кричит, сильно плачет и успокаивается гораздо дольше других детей.

    Наглядный пример различия в реакциях детей с чертами ПРЛ и без них: мать и двое детей смотрят мультфильм «Бэмби», где в самом начале умирает мать олененка. В момент этой трагической сцены все плачут — и мама, и каждый из детей. Мать начинает одинаково успокаивать обоих детей. Один всхлипывает и стабилизируется благодаря учащенному дыханию (используя неосознаваемые механизмы регуляции эмоционального состояния). Второй, в ответ на мамины ласки и слова «все будет хорошо» начинает протестовать: «Что в этой ситуации может быть хорошо?! Мать Бэмби мертва, олененок остался один в этом большом, темном и страшном лесу! Зачем ты меня обманываешь?» или требует выключить мультфильм. Он не может выносить боль, которая возникает в ответ на ситуацию в мультфильме.

    Еще один важный аспект поведения при ПРЛ — неготовность отпускать близких, особенно мать. При физическом расставании или эмоциональном отстранении ребенок впадает в истерику и полностью теряет контроль над импульсом. Эти дети очень чувствительны ко лжи: если вы задумали оставить его/ее у бабушки, сказав, что скоро вернетесь, а сами отправились на вечеринку, будьте уверены, ребенок не только усомнится в истине ваших слов, но и скорее всего проплачет всю ночь в надежде, что чудеса все-таки случаются.

    Все это сочетается со стремлением к очень близким отношениям со значимыми людьми, наивностью, стремлением всегда быть рядом. В результате рождаются амбивалентные отношения (я тебя ненавижу, но не оставляй меня). Вот пример описания такого чувства у подростка:

    «Я все время боюсь, что мама по какой-то причине уйдет от меня, переедет или просто перестанет разговаривать со мной, разочаруется во мне. Я очень люблю ее, поэтому даже представить боюсь, что будет если она переедет в новую квартиру со своим новым парнем. Я делаю все, чтобы только она меня не бросила: помогаю ей во всем, готовлю, убираюсь дома, стираю, всегда готова ее выслушать и поговорить с ней, всегда виню себя, если мы ссоримся, мило веду себя ее парнем. Из-за этого я часто полностью без сил и все время кажется, что этого недостаточно, и что мама все равно любит его больше, чем меня. Это заставляет меня временами ее ненавидеть, ведь я делаю все для нее, а она все равно уходит на встречи с ним!»

    Такие проявления родителю кажутся особенностями характера ребенка, его сильной привязанностью. Здесь же активизируются и эгоцентрические чувства родителя, что абсолютно нормально: родитель чувствует себя нужным, он видит, что ребенку без него трудно и ощущает свою значимость, важность. Это, в свою очередь, подпитывает чувство вины при необходимости заняться своими делами. В результате рождается стремление как можно чаще быть с ребенком, а необходимые родителю эмоциональные ресурсы восполняются все реже.

    Дети с чертами ПРЛ склонны наносить себе порезы, вплоть до ненамеренных серьезных травм, которые могут привести к суициду. Если вовремя не выявить это расстройство и не обратиться за помощью к специалистам (психотерапевтам, психиатрам), человек с ПРЛ может совершить намеренный суицид. Зафиксировано, что до 30% страдающих этим расстройством людей, заканчивают жизнь самоубийством.

    Самотравмирующее поведение

    При самотравмирующем поведении речь чаще всего речь идет о порезах, которые подросток наносит себе сам, в области предплечий или бедер. Обычно выбираются места, которые легко спрятать. Порезы — не единственный вариант такого поведения. Вот некоторые примеры того, как эти состояния описывают сами подростки:

    1. Когда я был подростком, испытывал невыносимую душевную боль. Ничего не могло помочь мне справиться. Единственное, что немного облегчало мои страдания — отказ от еды и сна. Лишь когда потребность в них становилась ОЧЕНЬ острой, я понимал, что страшные, болезненные чувства отступают, и ложился спать.
    2. Когда мать прочитала мою переписку Вконтакте с моей подругой и узнала о нашей любви, я испытала такую ярость, какой еще никогда не было в моей жизни. Я кричала в голос, вопила, все крушила на своем пути, а потом, чтобы мать не видела моих слез, пошла в ванну, посмотрелась в зеркало и от ненависти к себе и к матери стала резать себе руки с тыльной стороны своим перочинным ножом. Тогда я почувствовала, как моя душевная буря постепенно начинает отступать и ненависть стихает.

    На первых этапах жизни, импульсивное и самотравмирующее поведения являются попытками исследования мира, первыми пробами достичь желаемого через внешние проявления, попыткой понять границы собственного тела и заявить о состоянии физической неудовлетворенности. Позже, если у ребенка не формируются иные стратегии регуляции «неудовлетворенности», то при проживании острых неприятных эмоциональных состояний (разочарования в себе, страха отвержения, острого ощущения стыда или вины, душевной боль от травматического переживания), он регрессирует до младенческих механизмов саморегуляции: демонстрирует импульсивное и/или самоповреждающее поведение (быстрая езда на автомобиле, экстремальные виды спорта, порезы на теле, покусывание уголков рта).

    • Примеры ПРЛ

    Причины возникновения ПРЛ

    Ученые называют различные причины возникновения ПРЛ, но наиболее распространенной в научном мире сегодня является биосоциальная теория, включающая биологические и социальные факторы. В первом случае речь идет о специфической работе некоторых отделов головного мозга и надпочечников:

    • Выраженная активация миндалевидного тела приводит к трудностям распознавания эмоций у других людей. Например, нейтральные выражения лиц воспринимаются как агрессивно настроенные или разочарованные.
    • Слабая активация префронтальной коры, отвечающая за саморегуляцию и контроль, затрудняет возможность адекватно оценить себя со стороны.
    • Искаженно функционирует сеть пассивного режима работы мозга, что приводит к неадекватной самооценке, «подвисании» на негативной самооценке и нарушению эмоционального самоконтроля.
    • Гормон кортизол вырабатывается надпочечниками активнее, чем обычно. В силу этой особенности при ПРЛ люди находятся в постоянном ощущении стресса и настороженности.

    Причины часто лежат и в другой, социальной, плоскости. К ним можно отнести опыт переживания физического насилия, психологических травм или холодного, безэмоционального воспитания, физического или эмоционального отвержения, когда чувства ребенка отвергаются или обесцениваются.

    Вспомним пример с Бэмби. Что мать может сделать в ситуации, когда она расположилась поудобнее, чтобы посмотреть со своими детьми мультфильм, а один из детей начинает требовать все выключить? Она скажет: «приди в себя, успокойся и перестань себя так вести, ты нам мешаешь». Что чувствует ребенок: что его чувства — не те, что сейчас может/должен испытывать человек. Им нет места, он испытывает за них чувство вины. В последствии он запрещает себе их испытывать, потому что они мешают ему и другим. Негативные чувства накапливаются, и, в момент «последней капли», ребенок срывается и не может проконтролировать мощнейший импульс.

    Запрещающие и отвергающие реакции родителя блокируют развитие навыка распознавания и регуляции собственных эмоций ребенка. Они обесцениваются самим ребенком так же, как и его родителями, и не играют существенной роли в формировании образа «Я». В результате образ Я формируется исключительно на основании оценок других. Именно поэтому при малейшем ощущении неудовлетворенности дети начинают подавлять этот импульс и стремиться «не чувствовать его», затем после накопления негативных чувств вместо копинговых реакций следует импульсивное поведение.

    Импульсивное поведение — странные, кажущиеся неадекватными действия, причина которых окружающим обычно неясна. Родители чаще всего объясняют эти действия манипуляцией и наказывают ребенка.

    Примеры ПРЛ

    Пример «неадекватного» поведения в отношении родителей. Иван был замечен родителями на улице с друзьями в то время, когда у него должны были идти занятия в школе. Родители видели, что Иван их заметил и попытались подойти к нему, чтобы прояснить, что случилось. Тогда Иван сделал вид, что не видит их и начал бежать. Вечером Иван не пришел домой. Родители стали обзванивать знакомых и оказалось, что Иван находится у своего товарища. Когда отец приехал за ним, Иван забился в угол дальней комнаты и начал умолять родителей товарища не отдавать его отцу, потому что дома его избивают ремнем и сейчас тоже обязательно изобьют. Тогда отец ушел. В действительности ребенка в этой семье никогда не били.

    Ситуация со стороны Ивана:

    1. Иван понял, что родители его увидели на улице во время уроков.
    2. Тут же построил самый негативный прогноз того, что может произойти.
    3. Испытал сильные чувства вины или стыда, а также страх отвержения со стороны родителей (мощный эмоциональный импульс).
    4. В отсутствии других механизмов, которые могли бы помочь ему справиться с эмоциональным импульсом, Иван выбирает бегство.
    5. Обдумывая самые негативные варианты завершения ситуации, Иван, испытывая сильнейший страх, выбирает описанную стратегию и действует так, чтобы максимально оттянуть момент разрешения ситуации.

    Ситуация со стороны родителей:

    1. Ребенок замечен на улице во время уроков.
    2. Родители направляются к нему, чтобы прояснить что случилось: отменили занятия, что-то произошло в школе или ребенок просто не дошел до уроков.
    3. Родители видят, что сын их заметил, а затем видят, как он убегает. Родители не понимают, что происходит.
    4. Ребенок не появляется дома, и родители окончательно теряются в догадках о том, что произошло. Вполне реальный вариант прогула не кажется каким-то запредельно страшным, они хотят лишь прояснить с чем это может быть связано — нужен репетитор или кто-то обижает ребенка? Они полны тревог за него.
    5. Сцена дома у друга сына окончательно выводит их из равновесия: они чувствуют себя униженными, незаслуженно покрытыми с ног до головы клеветой. Вслед за этими эмоциями быстро приходит вторичное чувство — колоссального размера агрессия.

    У этой истории нехороший, но довольно предсказуемый конец: когда ребенок пришел домой и, как ни в чем не бывало, начал общаться с родителями, он первый раз в жизни был избит ремнем.

    В такие моменты круг неадекватного проживания и отреагирования эмоций замыкается. Это, скорее всего, приведет к его стереотипному воспроизведению в будущем. Родители, не осознавая причин поведения ребенка, будут считать, что он пытается манипулировать. Ребенок, не имея альтернатив, и уже зная, что может случиться (ребенок считает, что он был выпорот за то, что прогуливал уроки), снова будет крайне остро проживать неприятные эмоции, пытаясь заглушить их импульсивными поступками.

    Как можно помочь детям с ПРЛ?

    Пограничное личностное расстройство относится к психическим расстройствам, но не имеет прямых медикаментозных методов лечения. Поэтому очень важно в случае обнаружения описанных черт у ребенка, в первую очередь, проконсультироваться с психиатром или психотерапевтом. Если не будет обнаружено смежных состояний, требующих медикаментозной поддержки (например, депрессии), или активных суицидальных мыслей, важно поддержать ребенка курсом психотерапии.

    Психотерапия может продлиться достаточно долго, возможно от года и более. Это связано с тем, что сколько бы ни было лет человеку с ПРЛ, его эмоциональный возраст по-прежнему остается очень юным. И психотерапия, вместе с релевантной поддержкой от близких, должны стать благотворной средой для эмоционального развития личности.

    Сегодня существует несколько подходов к психотерапии людей с чертами ПРЛ, эффективность которых была научно доказана. К ним относятся когнитивно—поведенческая терапия, диалектическая поведенческая терапия, схема—терапия, терапия, основанная на ментализации и терапия, сфокусированная на переносе, и другие подходы.

    Помимо необходимости психотерапевтической поддержки, ребенок с чертами ПРЛ нуждается также в специфической поддержке от родителей. Здесь несколько рекомендаций, которые могут быть полезны родителям:

    1. Не отворачивайтесь от ребенка.

    Дети с ПРЛ чрезмерно конфликтны в отношениях с родителями. Поэтому к 13–15 годам, чаще всего, не подозревая о наличии заболевания у ребенка, родитель сдается. В результате, ребенок остается один на один с невыносимыми чувствами, с которыми он совершенно не знает, что делать. Такая ситуация может привести к необратимым последствиям, в том числе к попытке совершить суицид. Не сдавайтесь! Главный мотив, который может помочь не опустить руки — любовь к ребенку, каким бы он ни был. Помните, что он тоже не выбирал для себя пограничное расстройство.

    Еще одно важное правило: контролировать других невозможно. Единственное, что мы можем — модифицировать наше собственное поведение. Если мы сами начнем справляться с ситуацией лучше, это пойдет на пользу и ребенку.

    2. Быть в ситуации осознанно, «здесь и сейчас».

    Быть в ситуации осознанно означает признавать наличие всех аспектов этой ситуации. Например, если перед вами стоит стол — замечать его и обходить, а не идти напролом.

    Рассмотрим пример непростой ситуации: «сейчас мы в продуктовом магазине, полном людей, и мой 12-летний кричит от негодования, катается по полу в слезах, стуча руками и ногами, требует купить ему огромный Лего».

    Принять такие обстоятельства довольно трудно и одновременно с этим крайне необходимо для того, чтобы помочь сыну справиться с этой ситуацией и научиться по—другому выражать свои чувства.

    • Причины возникновения ПРЛ

    Как научиться осознанности?

    Правило 1. Констатируйте безоценочно все, что происходит вокруг. Ответьте на следующие вопросы:

    • Что я сейчас вижу?
    • Что я сейчас слышу?
    • Какой вкус у меня во рту?
    • Какие запахи сейчас я слышу?
    • Какие у меня ощущения в теле?

    Это необходимо, чтобы отойти немного от собственного эмоционального состояния и иметь возможность функционировать в ситуации.

    Затем следуют еще три вопроса: «Что я сейчас чувствую?» — необходимо перечислить минимум три чувства «Что бы я сейчас хотел сделать?» и «Что я сейчас буду делать на самом деле?».

    Правило 2. Подтверждайте свои эмоции и эмоции ребенка (не навешивайте ярлыки). Первое, что приходит на ум в ситуации в магазине (ярлык): «ребенок манипулирует!» Тут важно вспомнить все особенности, о которых мы говорили раньше — о биологической специфике детей с чертами ПРЛ, о том, что они не способны регулировать проявление своих эмоций. Тогда встает уже открытый вопрос (без предубеждения): что же чувствует сын, что заставляет его так страдать сейчас? Скорее всего, он чувствует сильное разочарование в том, что родители отказываются удовлетворить его потребность. За этим может стоять все что угодно: например, кто-то из сверстников хвастался тем, что получил такой Лего набор от родителей, и ребенку кажется, что его родители любят его меньше, раз не дарят Лего. Вариантов может быть огромное множество.

    Чтобы понять действительную причину, лучше всего спросить о ней самого ребенка. Здесь важно учитывать, что возможно ребенку самому тоже трудно понять, что происходит. Тогда можно начать спрашивать с самых неприятных эмоций, которые вы можете предположить испытывает сын в этой ситуации: вина и стыд, обида, душевная боль.

    «Вася, я вижу, что тебе сейчас тяжело, помоги мне понять, что с тобой происходит. Мне тоже очень трудно видеть, когда мой ребенок так страдает. Что произошло? Что ты сейчас чувствуешь? Похоже ли это на обиду? С чем она связана? Почему для тебя так важно, чтобы мы сейчас купили этот Лего набор?»

    Важно подтверждать извне и другие проявления ребенка: 

    • Чувства или эмоции («Я вижу, что что-то очень расстроило тебя.»)
    • Право желать («Я понимаю, что ты хочешь получить деньги, чтобы купить новые игры, ведь тебе хочется их разнообразить.»)
    • Убеждения, мнения и мысли о чем—либо («Я хочу понять, почему ты считаешь мою идею глупой. Я понял, что что-то упустил. Помоги мне понять, что именно?»).
    • Сложность проблемы («Я понимаю, насколько сильно ты стараешься...»).

    3. Разделять первичные и вторичные эмоции и отвечать на первичные. Вспомним пример с ребенком, который сбежал от родителей и спрятался у одноклассника. Какие первичные эмоции испытал ребенок в этом примере? Скорее всего, это ужас, колоссального размера вина. Каковы были вторичные эмоции — страх расплаты. Как это было у родителей? Первичные эмоции в ситуации дома у товарища, когда сын кричал, что дома его избивают — стыд за ребенка, стыд за то, что отец никогда не делал. Вторичная эмоция — ярость.

    В данном случае отец ответил на вторичные эмоции сына своими вторичными эмоциями. Как можно было бы обратиться к первичным? «Сын, ты, наверное, был сильно напуган, раз сочинил байку про избиения. Что тебя так напугало? Или были какие—то другие причины, почему ты не хотел возвращаться домой? Меня унизили твои слова, когда мы были в доме у этих людей. Я хочу помочь тебе не испытывать такие чувства, и сам не хотел бы больше испытывать свои. Но для этого помоги мне понять, что именно заставило тебя так себя повести?»

    4. Заботиться о собственных ресурсах.

    • Внимательно относитесь к физическому здоровью— если нет привычки заниматься спортом, начните гулять хотя бы 15 минут в день.
    • Хорошо питайтесь — проявите заботу о себе и систематизируйте ваши перекусы, так чтобы их было не менее пяти за день, и чтобы хотя бы 4 из них были здоровой пищей. 
    • Аккумулируйте позитивные моменты — заведите дневник, в котором записывайте минимум три позитивных события за день. Масштаб этих событий не имеет значения (это может быть красивый луч света, чашка вкусного кофе или чудесный спектакль).
    • Спите достаточно — у каждого человека свои пределы нормы. Пожалуйста, следуйте собственной необходимости. Это важно для того, чтобы иметь силы стабилизировать ситуацию в семье, где один или более человек имеют черты ПРЛ.
    • Готовьтесь заранее — если вам предстоит трудный разговор с ребенком, попробуйте заранее написать (не только муссировать в мыслях) и по возможности проиграть с партнером эту ситуацию.

    5. Обозначать свои пределы.

    Что в ситуации вы можете принять, а что нет?

    Отец: «Моя дочь никогда не убирается в своей комнате! Туда невозможно зайти! Поэтому сегодня я буду сам там убираться!»

    Терапевт: «А для чего вам туда входить?»

    Отец: «Ну, как, это же дом, где я живу»

    Терапевт: «У вас там действительно какие—то вещи личные лежат?»

    Отец: «Да, нет. Просто она там ест на полу! И весь пол в крошках и в еде!»

    Терапевт: «То есть беспорядок Вы готовы принять, но крошки — это что-то, что заставляет Вас выходить из себя, потому что это ваш общий дом, и крошки могут привлечь тараканов и другую нечисть, которая заполонит и остальной дом тоже. Не только комнату дочери, верно?»

    Отец: «Ну, да».

    Терапевт: «Можно ли тогда сказать, что вы готовы принять любой беспорядок в комнате дочери, кроме еды на полу, и готовы не настаивать на уборке и не проводить ее сами, если там не будет крошек?»

    Отец: «Да, так ей сегодня и скажу.»

    6. Перейдите от полярных «я» и «ты» к «мы». Попробуйте начать употреблять в речи «мы» вместо «я» и «ты». Это позволит понять ребенку, что вы находитесь по одну сторону баррикад.

    Мама (сидя на диване): «Петя, я понимаю, что ты очень хочешь есть пончик сидя на диване, но дома можно есть пончики только на кухне. Давай подумаем, что мы можем с этим сделать?»

    Петя: «Просто я хотел посидеть у тебя на коленях».

    Мама: «Ты хотел есть пончик, сидя у меня на коленях?»

    Петя: «Да».

    В этой статье мы отразили проявления черт пограничного личностного расстройства у детей, а также сформулировали рекомендации для родителей таких детей. Важно понимать, что жизнь, стоящая того, чтобы жить возможна и для детей с ПРЛ, и для их родителей. Первым шагом к этому может быть следование ключевым пунктам, о которых мы говорили:

    1. ребенок не выбирал это заболевание;
    2. большую роль в его проявлениях играют биологические факторы;
    3. ориентация на долгосрочные цели в отношениях с ребенком;
    4. вы тоже имеете права на чувства;
    5. подтверждайте свои чувства и чувства ребенка, старайтесь ориентироваться на первичные;
    6. обязательно проконсультируйтесь с психиатром и психотерапевтом для выбора оптимальной стратегии поддержки.
    Реклама и размещение на Medbooking